Чтения

Вечерний Страж

Старые лица: знакомьтесь — Дж. А. Батлер

Электронный вариант Вечернего Стража предоставлен издательством «Источник жизни».
Скачать Вечерний страж «Чтобы нам не забыть» (11.2 MB)

Ибо семь раз упадет праведник и встанет; а нечестивые впадут в погибель. Притч. 24:16.

Некоторые люди бывают жестче других. Так было в случае с Джорджем А. Батлером, президентом Генеральной Конференции в 1888 году. В лучшие времена он мог быть довольно честным сам с собой. Возможно, он проделал самый точный и проницательный самоанализ в 1886 году, когда написал: «Я… от природы… имею в себе слишком много железа» и слишком мало любви Иисуса.

«Школа, которую мне пришлось пройти, чтобы отразить любое влияние, — добавляет он, — наделила меня этим железом и закалила меня». Эта последняя ремарка помогает нам понять «жесткость» многих адвентистских лидеров девятнадцатого века.

Было нелегко вести за собой малочисленное и презираемое всеми движение, которое не давало никакой земной опоры и практически не имело собственных учреждений, чтобы добавить себе престижа, поскольку миллеритское разочарование было все еще живо в памяти людей.

Только те, кто обладал сильной волей, могли добиться успехов в то время, когда Батлер заступил на свой первый административный пост. Железная воля являлась необходимостью для большинства пионеров движения, прежде чем адвентизм стал более «комфортной» и респектабельной религией.

Батлер обладал всем необходимым для того, чтобы выжить в такое время, но ему пришлось заплатить «железом». Так он описывал себя в 1886 году, находясь «в состоянии некоторой борьбы». В начале своего противостояния с Ваггонером по вопросам Послания к Галатам он чувствовал, что слишком воинственно настроен, он писал Елене Уайт, что «хотел бы уподобиться Иисусу — мудрому, терпеливому, мягкосердечному, искреннему», иметь «любовь к справедливости и честность во всем».

Он сокрушался о том, что в нем еще сильна человеческая природа и что «он отчаянно борется со своим ветхим человеком. Батлер желал, чтобы его ветхая природа «умерла и умерла совсем». Такое желание, однако, осуществлялось крайне медленно.

Процесс его освящения, как и у большинства из нас, воистину составил труд всей его жизни. В своем письме Дж. Х. Келлоггу от 1905 года престарелый Батлер отмечал: «Я думаю о себе как о довольно упрямом старике. Вы очень метко выразились однажды, когда сказали: “Обращаться к Батлеру, когда он делает свои ставки, все равно, что обращаться к столбу”».