Чтения

Вечерний Страж

Беспрецедентный рост: 1900–1950 гг. — I

Электронный вариант Вечернего Стража предоставлен издательством «Источник жизни».
Скачать Вечерний страж «Чтобы нам не забыть» (11.2 MB)


И выросло, и стало большим деревом. Лк. 13:19.

Начало адвентистского движения поистине было похоже на горчичное зерно из притчи. Но когда оно наконец выросло, появились корни.

Распространившись по всему миру в 1890-х годах, в начале нового столетия адвентизм был готов к стремительному росту и укреплению организационной структуры.

Успеху миссии способствовало и то, что в первые десятилетия XX века два руководителя Церкви, особенно ориентированные на миссию, занимали главенствующие позиции. Артур Даниэлс был президентом Генеральной Конференции с 1901 по 1922 гг., а затем был избран секретарем Генеральной Конференции на последующие четыре года. Уильям Спайсер был секретарем с 1903 по 1922 годы и президентом — с 1922 по 1930.

Президентский офис обладает неоспоримым влиянием в определении миссии, но секретариат в нашей Церкви не менее важен в контексте международных миссий, особенно с тех пор, как он в 1903 году взял на себя функции Международного миссионерского совета.

Спайсер и Даниэлс были не только способными руководителями, они были посвящены миссии Церкви и возвещению вести третьего ангела «всякому племени и колену, языку и народу» (Откр. 14:6).

Очень сложно осознать масштабы перемен адвентистской миссионерской программы. В 1880 году у Церкви за границей было восемь миссий. То же число продержалось до 1890 года, а в 1900 году их стало 42, к 1910 году число иностранных миссий возросло до 87, в 1920 году их было уже 153, а в 1930 году — 270. Благодаря такому развитию Церковь адвентистов седьмого дня из североамериканской церкви превратилась во всемирное движение. 1890-е годы стали ключевым этапом в развитии миссии. До этого периода Церковь показывала небольшой рост в ряде миссий, но, начиная с 1890-х годов, их численность стала быстро возрастать. Это продолжительное распространение по всему миру раздвинуло не только географические границы Церкви, но в большей степени изменило природу самого адвентистского движения.

Как бы удивились пионеры Церкви, если бы смогли взглянуть на Церковь хотя бы в 1930 году. Но глобальные изменения только начинались. Руководители 1930 года не узнали бы сегодняшнюю Церковь. И я представляю, что наши сегодняшние руководители тоже испытали бы шоковое состояние, если бы переместились в 2030 год. Адвентизм — это Церковь в движении.