Новости

Новости ЕАД

Музыкальное восхождение[:en]Musical climbing

Музыкальные курсы. Что стоит за этим выражением? Для студентов — это восхождение на новую ступень знания и опыта, напряженный труд, переживания и волнение при подготовке к зачетам и заключительному концерту. Для преподавателей — это тоже труд , переживание и искреннее участие в судьбе каждого студента. В Санкт-Петербурге прошла 3-я сессия музыкальных курсов. Тридцать студентов из разных городов северо-запада России, а также Татарстана, приехали сюда для обучения. Своими впечатлениями и планами с нами поделилась Валерия Балкан, руководитель музыкального служения Северо-Западного объединения.

Какова цель проведения этого обучения?

В.Б. В последнее время меня очень тревожит вопрос о том, что в нашей церкви все реже и реже стала звучать живая музыка. Фонограммы, караоке заполонили все музыкальное пространство. Порой это действительно вынужденная необходимость — в общинах нет профессиональных аккомпаниаторов, регентов. А где-то люди перестали понимать ценность и красоту живого исполнения. Но наш Господь – Бог Живой, Животворящий, и Он достоин живой музыки от живых сердец. Так появилась идея обучения на интенсивных курсах, для того, чтобы помочь людям понять и приобщиться к настоящей, живой музыке. В максимально сжатые сроки преподаватели должны передать материал, который в музыкальных школах изучается годами. Наши студенты получали не только элементарные теоретические знания (сольфеджио, вокал, фортепиано, дирижирование), без которых не может обойтись ни один музыкант, ни один дирижер, но и знания, которые нужны для церковной деятельности. Поэтому большое внимание было уделено семинарам, тренингам, практической работе с хором. Ведь мы не просто музыканты, которые играют где-то в светских заведениях, мы работаем с членами церкви, с хористами. Мы должны быть и психологами, и лидерами, иметь навыки построения отношений с людьми, правильную мотивацию служения. Так как наша конференция большая, и все мы живем далеко друг от друга, музыкальные руководители один на один стоят со своими проблемами, сложностями. А здесь, на курсах, встречаясь друг с другом, обретая новых друзей, мы понимаем, что мы не одни, что рядом люди, которые сталкиваются с такими же трудностями и переживаниями в служении.

Какой уровень музыкальной грамотности необходим для поступления?

В.Б. Мы принимаем студентов с разным уровнем музыкального образования. Но я замечаю, из года в год, что людям, имеющим начальную базу образования, учиться гораздо легче, комфортнее. Возможно обучение и без музыкальной школы. Очень часто люди, которые очень жаждут, молятся и трудятся, добиваются больших результатов, чем люди с музыкальным образованием, которые уверены в своих силах.

Какие предметы осваивают студенты?

В.Б. Наши основные столпы — это теория музыки (сольфеджио), фортепиано, дирижирование и вокал. Эти предметы изучаются каждый день в групповых или индивидуальных занятиях. Также преподается работа с гудошниками (людьми, не умеющими пропевать мелодию, а словно гудящими на одной ноте), детский ансамбль колокольчиков, семинары по организации богослужений, по работе с музыкантами. Большая часть времени уделяется практической работе с хором.

Как можно за две недели подготовить дирижера?

В.Б. Конечно, за две недели подготовить дирижера невозможно. Мы можем научить основам дирижирования, показать правильную сетку, познакомить с хороведением. Но зажечь искру во взгляде, вдохнуть жизнь в жест мы не можем. Это либо дано, либо нет. Это особый дар от Бога. Человек может все знать, иметь красивые руки, но у него нет контакта с хором – и все! Музыки не будет. Мы это видим и по нашим курсам. К сожалению, далеко не все, кто начинал учиться, дошли до третьего курса. Именно по этой причине сейчас был организован второй факультет – фортепианный.

Необходимость в органистах на данный момент больше, чем в дирижерах. В перспективе хотелось бы организовать и вокальный факультет, т.к. есть много тех, которые хотят учиться петь, и обладают прекрасными данными. Но пока это только мечта…

Где, на твой взгляд, могут студенты применить свои знания и умения?

В.Б. Так как мы готовим церковных музыкантов, то, конечно же, это работа в церкви: регентами, органистами, в детских отделах, в клубах следопытов.

Что было для тебя самым приятным во время музыкальных курсов?

В.Б. Наверно, самое приятное — это последний вечер, когда видишь, как люди сдружились и преодолели определенные свои комплексы и неуверенность. Особенно радостно, когда слышишь слова, что изменилось что-то в сознании, в понимании отношений с Богом, в понимании музыкального служения. Я очень люблю и сам процесс, когда идет работа с хором, когда все кипит, из непонятных звуков рождается нечто целое, прекрасное, прославляющее Бога! Мне нравится и сам процесс и результат. Радостно, когда человек приезжает, вообще не зная нотной грамоты, в конце недели пытается задать вопрос: «А эта кварта чистая или увеличенная?» Это очень приятно, так как мы уже говорим на одном языке.

Идеальный студент для музыкальных курсов. Какой он на твой взгляд?

В.Б. Для меня идеальный студент—это ищущий студент, это студент, который не опускает руки не смотря на то, что тяжело, устал, хочется спать, тот, кто идет вперед, и, даже если что-то не получается, продолжает делать, уповая на Бога.

У какого музыканта, дирижера хотела бы ты сама поучиться, взять мастер класс?

В.Б. Мне очень нравится работа Гергиева. Во время учебы в музыкальном училище многое брала для себя у выдающегося ленинградского дирижера Григория Сандлера. Но, наверное, самое большое влияние на меня оказала мой преподаватель по дирижированию, когда я училась в Заокской Духовной Академии — это Елена Ивановна Годунова. Именно она привила мне любовь и понимание духовной хоровой музыки. Отношение к слову, то, как она трактовала хоровые произведения, я больше не встречала ни у кого. Каждое слово, которое она дирижировала, было наполнено смыслом, пониманием её отношений с Богом, её веры в Него. Я на всю жизнь сохраню благодарность к этому человеку, потому что через нее Бог указал мне направление моего творческого пути и пути моего служения.

Очень хочется, чтобы то служение, которое ты совершаешь на музыкальных курсах, нашло свое продолжение в наших общинах и могло быть в полной мере использовано как одно из средств благовестия.

Беседу вела Мария Вачева
 
 
[:en]Musical courses. What is behind this expression? For students it is climbing to a new level of knowledge and experience, as well as hard work, experience and excitement in preparation for the tests and the final concert. For teachers it is also work experience and a sincere interest in the fate of each student. St. Petersburg hosted the third session of the musical courses. Thirty students from different cities of the north-west of Russia and Tatarstan, came here for training. Valeriya Balkan, head of Musical ministry of Northwest conference shared with us her experiences and plans.

What is the purpose of this training?

V.B. In recent times I was very concerned about the issue that in our church live music began to sound less and less. Phonograms and karaoke music filled all the space. Sometimes it is really forced necessity — in some churches we do not have professional accompanists or regents. But somewhere people no longer understand the value and beauty of live performance. But our Lord — the Living God, the Living, and He is worthy of live music from the living hearts. So the idea of intensive training courses in order to help people understand and accustom them to the real and live music has started up. As soon as possible, our teachers should convey material that is being studied in music schools for years. Our students receive not only the basic theoretical knowledge (solfeggio, vocal, piano, and conducting), without which anyone musician or conductor can do his work, but also knowledge needed for church activities. Therefore, great attention was paid to seminars, training, and practical work with the choir. After all, we are not just musicians who play somewhere in secular places, but we are working with members of the church, with the choristers. We have to act as psychologists and leaders, and have some skills in building relationships with people, as well as the right motivation of ministry. Since our conference is big, and we all live far apart, music teachers have face problems and difficulties being alone. And here, during the courses, meeting with each other, and finding new friends, we understand that we are not alone, that the people facing the same challenges and experiences in their ministry.

What level of musical literacy is required for admission?

V.B. We accept students with different levels of musical education. But I notice every year that for people with primary education base, the learning is much easier, and more comfortable. It is possible that one could learn not having even basic musical training. Often people, who are very eager for knowledge, by praying and working hard, achieve greater results than people with music education who are confident in their abilities.

What subjects do students learn?

V.B. Music theory (solfeggio), piano, conducting and vocal are our main pillars. These subjects are taught every day in group or individual lessons. We have children’s ensemble of bells, seminars on worship, and on working with musicians. Most of the time is devoted to practical work with the choir.

Is it possible to prepare a conductor for two weeks?

V.B. Of course, it is not possible to prepare a conductor for two weeks to. We can teach the basics of conducting, show a regular grid, and introduce to the choir conducting. But we can not lite the spark in their eyes, or to breathe life into their gesture. It is either given by God or not. This is a special gift from the Lord. A person can know everything, have beautiful hands, but if there is no contact with the choir – all for nothing! There will be no music. Sometimes we see it at our courses. Unfortunately, not everyone who started to study could reach the third year. It is for this reason that now was the second department organized – the piano one.

The need for an organist at the moment more than for conductors. In the future, we also would like to organize a vocal faculty, since there are many people who want to learn to sing, and have excellent data. But now it’s only a dream…

Where, in your opinion, can the students apply their knowledge and skills?

V.B. Since we prepare church musicians, then, of course, this is the work in the church: the regents, organists, in children’s departments, and in Pathfinder clubs.

What has been your most enjoyable thing during music courses?

V.B. Perhaps best of all was the last night, when I could see how people become friends and overcome certain complexes and their uncertainty. It’s especially pleasing when you hear the words that something has changed in their mind, in understanding their relationship with God, in the understanding of music ministry. I love the process itself, when working with the choir from obscure sounds something whole, perfect, and glorifying God is born! And I like the process and the result. I am happy when people come, knowing not musical notation at all, but at the end of the week trying to ask the question: «This fourth is clear or increased?» It’s very nice, since we’re talking the same language.

Ideal student for music courses. What is he like in your opinion?

V.B. As for me, the perfect student is a seeker, a student who does not lose his heart despite the fact that it is hard, or he is tired, sleepy — the one who goes forward, and even if something does not work, continue to do it, relying on God.

What musician or conductor master class would you like to take yourself?

V.B. I love the work of Valery Gergiev. While studying at Music College I took a lot for myself from outstanding Leningrad conductor Gregory Sandler. But probably the biggest influence on me was my teacher in conducting, Elena Godunova, when I studied in Zaoksky Theological seminary. It was she who instilled in me a love and understanding of the spiritual choral music. Her relation to the word, the way she treated the choral works, I never saw the beat of her. Every word that she conducted, was full of meaning and understanding of her relationship with God, her faith in Him. I will keep for life thanks to this person, because through her, God showed me the direction of my career path and my ministry.

I very much want that ministry you’re performing at musical courses, will continue in our churches and could be fully used as a means of evangelism.

Interview by Maria Vacheva