СШ

Субботняя Школа

Урок 3. 10–16 января. Вопрос жизни и смерти

Click here to learn more

Электронный вариант урока Субботней Школы (Пособие по изучению Библии) предоставлен издательством «Источник жизни». Пособие по изучению Библии вы можете приобрести в Книжных центрах вашего региона. Видео программа «Познаем Истину» предоставлена ТК Надiя

CШ I квартал 2015 год (PDF) С комментариями для учителей (PDF) Аудио Урок 3 (MP3)

Видео (MOV)

Библейские тексты для исследования

Мф. 5:21–30; Притч. 6:21; 7:3; Притч. 6:23; 7:2; 6:24; 6:30, 31; Притч. 7:26, 27.

Памятный текст

«Ибо заповедь есть светильник, и наставление — свет, и назидательные поучения — путь к жизни» (Притч. 6:23).

Двое братьев остались дома одни. Уходя, мама строго преду-предила их не трогать торт, который она только что испекла. Чтобы придать значимости своим словам, она добавила, что в противном случае накажет их.

Когда она ушла, мальчишкам понадобилось всего лишь несколько минут, чтобы решить, что торт они все равно съедят. «Подумаешь — торт. Это же не вопрос жизни и смерти, — рассуждали они. — Мама ведь не убьет нас, так что давай есть!»

Однако для учителя из книги Притчей все, о чем он говорит, на самом деле является вопросом жизни и смерти. Его слова убедительны и иногда очень выразительны. Иисус Сам использовал очень убедительные слова, когда дело касалось вопросов вечной жизни и смерти (см. Мф. 5:21–30). И неудивительно, ведь наша окончательная участь, наша вечная судьба (а что может быть важнее этого?), зависит от решений, которые мы принимаем здесь и сейчас. Поэтому нам следует серьезно отнестись к истинам, переданным столь резкими словами.

Прочитайте Притч. 6:21 и 7:3. Как следует понимать метафоры, говорящие об отношении к закону, в которых упоминаются различные части тела?       

Как мы видели в одном из предыдущих уроков, «сердце» в книге Притчей представляет собой средоточие эмоций и мыслей. Повелевая нам навязать закон на свое сердце (Притч. 6:21), учитель имеет в виду, что мы всегда должны быть в тесной связи с законом. Ни на миг нельзя терять контакт с законом, потому что закон определяет грех (Рим. 7:7). Учитель также настаивает, чтобы этот закон был написан на скрижалях сердца (Притч. 7:3) так же, как Декалог был написан Богом на каменных скрижалях (Исх. 24:12).

Закон, записанный в сердце, означает, что закон — не просто внешний набор правил, налагаемых на нас. Закон должен пропитывать наши мотивы, наши тайные намерения и таким образом быть частью нашего внутреннего «я». Это еще одно выражение, объясняющее, как сбывается в нашей жизни обещание апостола Павла «Христос в вас, упование славы» (Кол. 1:27).

Обвязать заповедями шею также означает, что мы должны держать их рядом с собой. Древние люди вешали свои ценные вещи на веревку, обматывая ее вокруг шеи. Шея является местом, через которое воздух проходит в легкие, давая дыхание и жизнь, — совокупность представлений, которые выражаются еврейским словом нефеш («душа»), что означает «жизнь» и происходит от слова, означающего «горло» и «дышать».

Навязать заповедь на пальцы означает привести закон в область действия. Учитель говорит о пальцах, это символизирует наиболее личные и деликатные поступки. Закон должен влиять не только на жизненно важные решения, которые мы принимаем, но также и на более мелкие (см. Лк. 16:10).

Хотя использование этих метафор в Библии носило явно символический характер, следует отметить, что эти символы воспринимались буквально в еврейской, христианской и мусульманской традициях. Это явно видно в использовании евреями тфилин (филактерий), которые они повязывают вокруг головы и руки, христианами крестиков, которые они одевают на шею, и мусульманами (и христианами) четок, которыми обвиты их пальцы.

Символы могут быть полезны, но почему нам следует быть осторожными, чтобы не подменить символом ту реалию, которую он представляет?

Прочитайте Притч. 6:23. Как закон связан со «светом»?   

В Библии Слово Божье или Его закон сравнивается со светом: «Слово Твое — светильник ноге моей и свет стезе моей» (Пс. 118:105). В еврейском мышлении существует связь между идеями «закона» и «света». Подобно тому, как лампа освещает путь, по которому мы идем, закон помогает нам остаться на правильном пути; то есть, когда мы сталкиваемся с нравственным выбором, он помогает нам понять, какой выбор правильный, даже если порой здравомыслие или личная целесообразность будут искушать нас пренебречь законом.

Вспомните библейские примеры, показывающие людей, которые выбрали поступать по Божьему закону, несмотря на убедительные основания не делать этого? Чему мы можем научиться из их послушания? В каких случаях их решение оставаться верными могло казаться неправильным, по крайней мере с человеческой точки зрения?

Прочитайте Притч. 6:23 вместе с Притч. 7:2. Как закон связан с «жизнью»?  

Со времени грехопадения надежду на вечную жизнь человек обретает не в исполнении закона, а только через веру в Христа. Тем не менее послушание закону и принципам, которые он представляет, продолжает играть центральную роль в жизни веры (см. Мф. 19:17; Откр. 14:12). Мы повинуемся, потому что сказал Господь Израилю тысячи лет назад: «Я Господь, Бог ваш» (Лев. 18:4). Закон Божий связан с «жизнью», просто потому что Бог — источник нашей жизни. Этот принцип представляет истинную духовность: мы доверяем Богу и Его обещаниям для нашей нынешней жизни так же, как мы верим в Его обетования для жизни вечной.

Иисус сказал: «Я — свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин. 8:12). Как это замечательное обетование исполнилось или исполняется в вашей жизни с Господом?

Как мы только что видели, автор Притч. 6:23 под влиянием Святого Духа напрямую связывает свет и жизнь с Божьим законом. В следующем тексте он приводит убедительный пример того, как закон, будучи светом и жизнью, может предложить нам надежную духовную защиту.

О чем Притч. 6:24 предупреждает нас? Кроме очевидного, какое еще не столь явное предостережение дается здесь?

Когда верующий человек встречается с искушением, величайший соблазн состоит в том, чтобы найти религиозную причину для оправдания беззакония. Использовать Бога, чтобы обосновать плохое поведение, не только страшная форма богохульства; такие действия таят в себе величайший обман. В конце концов, если человек считает, что «Бог со мной», что можно возразить на это? Подобное может произойти даже в случае прелюбодеяния. «Бог показал мне, что этот мужчина [эта женщина] — именно тот человек, с которым я должна (должен) быть». Если человек искренно верит в это, кто или что может быть важнее того, что показал «Бог»?

Обратите внимание также, что его соблазняет не просто ее физическая красота. Она использует язык, лестные слова, чтобы заманить жертву в свою ловушку. Как часто мужчин и женщин вводили в компромиссные ситуации тонкими и соблазнительными словами, иногда даже облеченными в религиозные термины? Автор книги Притчей стремится предостеречь нас от подобного обмана.

Закон является идеальным противоядием от «меда», который «источают уста ее». Только повеления закона и долг послушания поможет нам устоять перед ее заманчивыми словами, которые могут звучать так правильно и красиво. Действительно, соблазнительница будет считать вас не только красивым, но мудрым и интересным. У нее даже могут пробудиться духовные потребности, и, что еще более опасно, «любовь к Богу» может стать оправданием для греха.

Только подумайте, как легко нас могут убедить, даже под видом веры, оправдать неправильные действия любого рода, а не только прелюбодеяние. Почему в таком случае абсолютная приверженность Закону Божьему является нашей единственной надежной защитой даже от нашего собственного разума и его уловок?

Сразу после предостережения от прелюбодеяния (Притч. 6:24–29) автор начинает говорить о другом грехе: воровстве (тексты 30, 31). Связь между двумя заповедями (воровство и прелюбодеяние) показывает, как непослушание одной заповеди может сказаться на нашем послушании другим. Готовность идти на компромисс, выбирать, каким заповедям повиноваться, а каким нет, может быть еще более опасной, чем полное неповиновение закону. «Сильнейшим оплотом порока в нашем мире является не чудовищная жизнь распутного грешника или опустившегося изгнанника, а жизнь, которая кажется добродетельной, честной и благородной, но в которой таится единственный грех, где потворствуют только одному пороку… Тот, кому известны высокие понятия о жизни, истине и чести, и кто, несмотря на это, сознательно нарушает одну из заповедей святого Закона Божьего, превращает свои благородные дары в соблазн для греха» (Э. Уайт. Воспитание, с. 150).

Прочитайте Притч. 6:30, 31. Что эти тексты говорят о том, как поступает отчаявшийся человек?  

Бедность и нужда — это не оправдание для воровства. Вор виноват, даже если «он голоден» (ст. 30). Хотя голодающего вора не следует презирать, он должен еще в семь раз воздать то, что украл; это показывает, что даже отчаянное положение не может оправдать грех. С другой стороны, Библия утверждает, что наша обязанность — удовлетворять нужды бедных, чтобы их положение не вынуждало их красть ради выживания (см. Втор. 15:7, 8).

Интересно, что, перейдя от прелюбодеяния к краже, текст снова возвращается к теме прелюбодеяния (Притч. 6:32–35). Эти два греха действительно несколько похожи. В обоих случаях человек незаконно присваивает себе то, что принадлежит другому. Однако принципиальная разница между воровством и прелюбодеянием заключается в том, что первый грех чреват только потерей вещи, в то время как при втором происходит нечто гораздо большее. В некоторых случаях ущерб от кражи вещи можно возместить; в случае нарушения супружеской верности, особенно когда речь идет о детях, ущерб может оказаться невосполнимым.

«Не прелюбодействуй». Эта заповедь запрещает не только грязные и безнравственные поступки, но также чувственные мысли и желания или же всякое другое действие, которое ведет к возбуждению таковых… Христос, Который учил углубленному пониманию обязанностей человека по отношению к Закону Божьему, говорил, что нечистая мысль или взгляд почитаются таким же грехом, как и преступное деяние» (Э. Уайт. Патриархи и пророки, с. 308).

Большинство людей не думают о смерти, когда грешат; у них другое на уме — как правило, немедленное удовлетворение желания и удовольствие, которое они получают от греха. Все это усугубляется еще и тем, что популярная культура часто превозносит прелюбодеяние и другие беззакония. В противоположность этому книга Притчей предлагает правильный взгляд на грех, и этой точке зрения вторил много лет спустя апостол Павел: «Ибо возмездие за грех — смерть» (Рим. 6:23).

Прочитайте Притч. 7:22, 23. Что делает прелюбодея уязвимым перед лицом смерти?

Тот, кто идет «за нею», изображается как человек, который потерял свою индивидуальность и волю. Он больше не думает. Слово «тотчас» говорит о том, что он не дает себе времени для долгих раздумий. Он сравнивается с волом, который «идет на убой», с оленем, который идет «на выстрел», и с птицей, которая «кидается в силки». Никто из них не понимает, что их жизнь находится под угрозой.

Прочитайте Притч. 7:26, 27. Что делает безнравственную женщину смертельно опасной?  

Вполне возможно, что женщина здесь выступает символом чего-то большего, чем «просто» прелюбодейки. Фактически она представляет собой ценности, противоположные мудрости. Соломон использует эту метафору, чтобы предостеречь своего ученика от любых проявлений зла. Риск огромен, ибо эта женщина не просто ранит, она убивает, и ее сила такова, что она погубила даже самых сильных из мужчин. Иными словами, другие, которые были до вас, более сильные, чем вы, не смогли выжить в ее руках. Универсальный язык этого отрывка ясно показывает, что библейский автор говорит о человечестве в целом. (Еврейское слово «шеол» в тексте не имеет ничего общего с «адом», как принято считать; оно обозначает место, где в настоящее время находятся мертвые, — могилу).

В конце концов, дело в том, что грех, будь то прелюбодеяние или что-либо еще, приводит к полному уничтожению, противоположному вечной жизни, которую Бог дает нам через Иисуса Христа.

Неудивительно, что, как было сказано во введении к этому уроку, слова настолько резки, ведь мы имеем дело в буквальном смысле с вопросами жизни и смерти.

Вспомните некоторых «сильных» людей, которые серьезно согрешили. Почему это должно заставить вас бояться за себя? Какова ваша единственная защита?

«Сатана предлагает людям царства мира сего, если только они подчинятся его владычеству. Многие поддаются на уговоры и жертвуют вечностью. Лучше умереть, чем согрешить; лучше нуждаться, чем мошенничать; лучше голодать, чем лгать» (Э. Уайт. Свидетельства для Церкви, т. 4, с. 495).

«Лучше уж изберите для себя нищету, поношение, разделение с друзьями или любые страдания, но только не оскверняйте душу грехом. Лучше смерть, чем бесчестие и нарушение Закона Божьего — вот лозунг каждого истинного христианина. Как люди, считающие себя реформаторами и дорожащие самыми торжественными, очищающими истинами Слова Божьего, мы должны поднять знамя гораздо выше, чем оно развевается в настоящее время» (Э. Уайт. Свидетельства для Церкви, т. 5, с. 147).

Вопросы для обсуждения:

Как серьезно относиться к опасности греха и при этом не попасть в ловушку фанатизма? Как можно быть послушными Закону Божьему, не впадая в законничество?

Прочитайте Исх. 20:1–17. Как все десять заповедей связаны друг с другом? Почему, если мы открыто нарушаем одну заповедь, мы, вероятно, нарушаем и другие заповеди? (См. Иак. 2:11). Какие вы можете найти примеры того, как нарушение одной заповеди привело к нарушению других?

Подумайте еще о том, как люди могут использовать религию, чтобы оправдать неправильные действия. Это не так сложно сделать, особенно если считать «любовь» основным критерием, определяющим добро и зло. В конце концов, подумайте обо всех плохих вещах, которые делаются под предлогом «любви». Каким образом закон продолжает действовать как способ защиты людей либо от самих себя, либо от других лиц, которые иначе могли бы ввести их в грех?

Рассмотрите еще раз вопрос в конце урока за воскресенье, где речь идет о подмене реальности символами. Как это может происходить? Вспомните, к примеру, идолопоклонство. Какие традиции, являющиеся символами духовных истин, люди могут принимать за сами эти истины?