Чтения

Вечерний Страж

Венец

«В тот день Господь Саваоф будет великолепным венцом и славною диадемою для остатка народа своего» (Ис. 28:5).

Голова и волосы исторически всегда имели важное символическое значение. Большинство из нас в раннем детстве, вероятно, делали стрижку себе или новую «прическу» кому-нибудь из своих братьев или сестер. Это было чем-то, что нам обязательно хотелось сделать, почти инстинктивно.

Что бы мы ни делали с нашими волосами или что бы ни надевали на голову, мы пытаемся этим что-то сказать — о чести, достоинстве, власти, ранге, бунте или о чем-то еще.

В отличие от шляпы, у которой есть стандартное функциональное назначение, корона — вещь строго символическая. Она увенчивает верхнюю часть тела, добавляя роста. Так она знаменует собой превосходство. Во время коронации священник или другой религиозный функционер руководит моментом возложения короны на голову монарха. Король или королева, таким образом, признают свою верноподданность Богу, Который когда-то «гарантировал» им их «божественные права».

Венец представляет собой особый вид короны; иногда это простой белый ободок (лента/повязка), но чаще — богато украшенное оголовье. Этот царственный символ, ценившийся древними персами, принял амбициозный Александр Великий (356–323 до н. э.) — для себя и для своих греческих наследников. Ученые также перевели метафору «диадема» у Исаии как «венец великолепия», «митра» или «тюрбан». В любом случае, весь Восток признавал венец как символ чести и царского достоинства. Вместо того чтобы располагаться на верхней части головы, венец крепко охватывал лоб и волосы. Его было не так легко потерять, он не смещался даже в пылу сражения.

Иисус представил Себя не только как Царя, но и как Первосвященника, уполномоченного короновать царей. Наконец, мы обнаруживаем, что Он и Сам является короной, и не просто короной, но — венцом. Поскольку Он связывает воедино Свою Церковь, христиане должны носить свою веру с гордостью и достоинством. Поскольку коленопреклоненные христиане могут увидеть дальше, чем атеисты, с вершины лестницы, нам нечего стыдиться — только не того, что Иисус дарует нам почести самого неба. Он — наш великолепный Венец.

Иисус, мои дни длинные и заурядные. У меня нет оснований претендовать на почести. Но я приняла Тебя, и Ты венчаешь мою жизнь красотой и миром.