«Хотелось бы всех поименно назвать…»

г. Санкт-Петербург, Россия, 30 октября 2015 г.

Эти строки из стихотворения Анны Ахматовой вспомнились мне, когда 30 октября, в день памяти жертв политических репрессий я вместе с адвентистами Санкт-Петербурга возлагала цветы на Левашовском мемориальном кладбище к памятнику адвентистам, репрессированным в 1937-1939 годы.

Здесь в братских могилах покоится свыше 40 тысяч жертв сталинского террора. Имена репрессированных опубликованы в двенадцати томах «Ленинградского мартиролога». Среди них десять христиан адвентистов, они отстаивали принципы свободы, свою веру, стояли за свои убеждения до смерти.

Первыми были установлены шесть человек: Арефьев Николай Михайлович, Кичаев Григорий Васильевич, Котыхов Федор Михайлович, Тапунова Пелагея Леонтьевна, Плетцер Адам Андреевич, Теппоне Владимир Михайлович. Совсем недавно стали известны еще четверо из тех, кого расстреляли без суда и следствия в те годы: это проповедник Виталий Григорьевич Тарасовский и семья Штерн — 25-летний Иван Георгиевич и его старший брат Георгий Георгиевич с женой Юлией Адольфовной.

Прошлое, хранящееся в памяти — есть часть настоящего. Нельзя предавать забвению страницы, отмеченные подвигом веры, страданиями за святые убеждения. Те, кто успокоился в Боге на Левашовском кладбище, вероятно, не думали, вспомнят ли о них последующие поколения. Ими двигало лишь желание сохранить верность Богу. Они не следовали модному в то время атеизму — государственной идеологии, но оставались христианами, несмотря на непонимание окружающих. Источником их силы, их примером был страдающий Христос. В застенках им предлагали пойти на компромисс, старались сломить их волю, но не удалось.

Казалось бы, что может сделать небольшая горстка верующих людей в Ленинграде, городе революционной славы, где знаменитые храмы превращены в музеи, склады и дома новой атеистической культуры? После их гибели в Ленинграде осталось немного верующих. Община прекратила официальное существование и перешла на нелегальное положение.

Да, погибло целое поколение верующих. В период с 1933 по 1938 гг. в Советском Союзе были арестованы 150 проповедников и 3 тысячи активных членов церкви. Но семена веры, посаженные этими верными братьями и сестрами, сокрывшими свою жизнь во Христе, принесли стократные всходы. Сегодня в 11 общинах Санкт-Петербурга около 1000 членов церкви. Так сбывается слово Христово: «Семя упавшее и погибшее принесет плод».

Память — это лишь слова, высеченные на каменной или медной доске. Но время может сгладить слова, если их не освежит резец мастера. Для нынешнего поколения адвентистов память о пострадавших за веру братьях и сестрах — пример, которому стоит следовать. Пример того, как можно пронести веру через всю жизнь. Эта память высечена Божьим резцом в наших сердцах.

Их жизнь прервалась насилием. Точного количества похороненных в братских могилах людей никто не знает. Но их имена знает Бог! Когда-нибудь тайное станет явным, как стали известны имена сначала шести, а потом десяти адвентистов, отдавших жизнь за Христа. Удивительно, но тех, кто приходит на это печальное место, не охватывает желание мщения. Чувство горечи отступает. Для нас утешением, а для них наградой пусть будет доброе дело, которое вера этих людей произвела в сердцах их потомков. Пусть в сердцах современных христиан будет место для веры в Бога, Который уже приготовил для нас место в небесных обителях, где не будет больше боли и слез.

Мария Вачева, фото Алексея Смагина

Администрация сайта оставляет за собой право утверждать и отклонять комментарии, и не будет в состоянии ответить на запросы относительно этого. Пожалуйста, пишите все комментарии в уважительной и вежливой форме по отношению к авторам и посетителям сайта.