Новости

Новости ЕАД

Закон, данный Израилю

Вскоре после того как Израиль расположился станом у Синая, Моисей был позван на гору, чтобы встретиться с Богом. Один взбирался он по крутой каменистой тропинке к облаку, которое указывало место присутствия Иеговы. Теперь Израилю предстояло вступить в тесные и особенные отношения с Всевышним, чтобы быть уделом Божьим, церковью и народом, управляемым Богом…

Бог хотел вручить Свой закон в необычной обстановке, чтобы величественная торжественность соответствовала возвышенной сути этого закона. Необходимо было запечатлеть в сознании народа, что ко всему, связанному со служением Богу, следует относиться с величайшим благоговением. Господь сказал Моисею: «Пойди к народу, и освяти его сегодня и завтра; пусть вымоют одежды свои, чтоб быть готовыми к третьему дню: ибо в третий день сойдет Господь пред глазами всего народа на гору Синай». В течение этих дней всем нужно было торжественно готовиться к тому, чтобы явиться пред лицо Божье. И тела, и одежды должны были быть чистыми. Поскольку Моисею предстояло указать им на их грехи, они должны были в смирении, посте и молитве очистить сердца свои от всякого беззакония…

Закон, возвещенный тогда, не предназначался исключительно для евреев. Бог оказал им честь быть стражами и блюстителями Его закона, который должен был сохраняться как священное наследие для всего мира. Принципы Десятисловия распространяются на все человечество, они были даны для всех как наставление и руководство к жизни. Десять кратких, всеобъемлющих и несомненных принципов выражают обязанности человека по отношению к Богу и к ближним, и все они основаны на великом основополагающем принципе любви. «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя» (Лк. 10:27; см. также Втор. 6:4, 5; Лев. 19:18). Подробно эти принципы представлены в Десятисловии, они применимы к условиям и обстоятельствам жизни человека…

Ужас объял весь израильский народ. Казалось, что трепещущие сердца не вынесут больше могущественной силы Его слова. Ибо когда великое мерило истины предстало перед людьми, они поняли, как никогда раньше, омерзительный характер греха и увидели свою собственную вину глазами Святого Бога. В ужасе и благоговении они отпрянули от горы. Множество народа возопило к Моисею: «Говори ты с нами, и мы будем слушать; но чтобы не говорил с нами Бог, дабы нам не умереть». Но израильский вождь ответил: «Не бойтесь; Бог пришел, чтобы испытать вас и чтобы страх Его был пред лицем вашим, дабы вы не грешили». Однако народ, оставаясь на расстоянии, со страхом глядел на все происходящее в то время, как Моисей «вступил во мрак, где Бог»…

Люди, ослепленные и подавленные рабством и язычеством, не были готовы к тому, чтобы в полной мере оценить далеко идущие принципы Десяти Божьих Заповедей. Для того чтобы они могли более полно понять требования Десяти Заповедей и сделать их правилом своей жизни, были даны дополнительные постановления, которые объясняли и растолковывали применение принципов Десяти Заповедей. Эти законы назвали судами: во-первых, потому, что они были облечены безграничной мудростью и справедливостью, и, во-вторых, потому, что судьям предстояло судить народ согласно им. В отличие от Десяти Заповедей они были переданы лично Моисею, который, в свою очередь, должен был сообщить их народу.

Как символ Божественной власти и воплощение Его воли Моисею были вручены Десять Заповедей, начертанных перстом Божьим на двух каменных скрижалях (см. Втор. 9:10; Исх. 32:15, 16), — их следовало поместить в святилище, которое должно было стать зримым центром служения всего народа…

Из нации рабов израильтяне были возвеличены над всеми народами, чтобы стать особым сокровищем Царя царей. Среди всех живущих на земле Бог выделил израильтян, чтобы вверить им священные истины. Он сделал их хранителями Своего закона, намереваясь таким образом сохранить среди людей познание о Себе. Миру, погруженному во мрак, должен был засиять свет небесный, и все народы должны были услышать призыв оставить идолопоклонство и начать служить живому Богу. Останься израильтяне верны своему призванию, они превратились бы в могущественную силу в этом мире. Бог был бы их защитой, Он возвеличил бы их над всеми другими народами. Он открыл бы через них Свой свет и истину, и они, при Его мудром и святом правлении, достигли бы непревзойденной высоты в служении Ему, особенно очевидной среди всевозможных форм идолопоклонства.

Э. Уайт, Патриархи и пророки, глава 27