Урок 6. 
29 октября — 4 ноября. Незаслуженное проклятие?


"Книга Иова" - пособие по изучения Библии в субботней школе на IV квартал 2016

Электронный вариант урока Субботней Школы (Пособие по изучению Библии) предоставлен издательством «Источник жизни». Пособие по изучению Библии вы можете приобрести в Книжных центрах вашего региона. Видео программа «Познаем Истину» предоставлена ТК Надежда

CШ IV квартал 2016 год (PDF) С комментариями для учителей (PDF) Аудио (MP3) ePub FB2 MOBI  

Библейские тексты для исследования:

Пс. 118:65–72; Иов. 2:11–13; 4:1–21; Рим. 3:19, 20; 1 Кор. 3:19; Евр. 12:5; Мф. 7:1.

Памятный стих:

«Человек праведнее ли Бога? и муж чище ли Творца своего?» (Иов. 4:17).

На прошлой неделе мы отметили важность попытки отож-дествить себя с Иовом. Сделать это не так уж сложно, потому что его переживания в той или иной степени знакомы всем нам. Страдания, зачастую лишенные всякого смысла и не кажущиеся нам справедливыми, так или иначе затрагивают каждого из нас.

Хотя и в этом уроке мы должны поставить себя на место Иова, попытаемся понять точку зрения других участников этой истории, тех, кто пришел плакать и скорбеть вместе с ним.

И это также не составит для нас большого труда. Кто из нас не видел чужих страданий? Кто не стремился утешить других в их скорби и утрате? Все мы знаем, как трудно подобрать правильные слова, чтобы утешить тех, чье горе ранит нас в самое сердце.

На самом деле, многое в книге Иова проясняется в ходе диалога между Иовом и этими людьми, поскольку все они пытаются понять то, что часто кажется бессмысленным: бесконечный парад человеческих горестей и страданий в мире, созданном любящим, могущественным и заботливым Богом.

Большая часть действия в книге Иова разворачивается в первых двух главах. Здесь приоткрывается завеса, разделяющая небо и землю. Нам дается возможность взглянуть на реальность во всех ее аспектах, включая те, которые обычно мы не видим. Какими бы мощными космическими телескопами мы ни обладали, они не в силах показать нам то, что содержится в этой книге, написанной тысячи лет назад в пустыне на территории современной Саудовской Аравии. Книга Иова также показывает, насколько тесно взаимосвязаны сверхъестественное царство Бога и ангелов и естественный мир, населенный людьми.

За первыми двумя главами следуют преимущественно диалоги между Иовом и его собеседниками. Они обсуждают острые жизненные вопросы: богословие, страдания, философию, веру, жизнь и смерть.

С учетом постигшей Иова участи подобные разговоры кажутся оправданными. Так просто оказаться затянутым в круговорот житейских дел, проживать день за днем и забыть о том, что действительно важно. И только бедствие, наше собственное или чужое, способно пробудить нас от духовной летаргии и побудить задавать важные вопросы.

Прочитайте Пс. 118:65–72. О чем говорит псалмопевец?

Псалмопевец смог разглядеть положительные стороны поразивших его испытаний. Иногда испытания могут быть завуалированными благословениями, возвращая нас к Господу или приводя к Нему впервые. Кто из нас не слышал рассказов о людях, чья жизнь подошла к критической черте, и только тогда человек либо вернулся к Богу, либо впервые доверился Ему? Иногда испытания, какими бы ужасными и трагическими они ни были, могут содействовать нашему благу, и по прошествии некоторого времени мы это осознаем. В других случаях они кажутся нелогичными и бессмысленными.

Можете ли вы оглянуться на прошлые испытания и увидеть их положительные стороны? Как вы справляетесь с теми испытаниями, которые не принесли ничего хорошего?

Прочитайте Иов. 2:11–13. Что эти стихи говорят нам о том, какой видели ситуацию друзья Иова?

Услышав о том, что произошло с Иовом, эти люди «сошлись» (см. Иов. 2:11), то есть собрались вместе, и отправились навестить своего друга. Тексты говорят о том, что они были поражены увиденным и присоединились к его плачу.

В тексте отмечается, что они сидели молча, не говоря ни слова. В конце концов, что можно сказать человеку, оказавшемуся в положении Иова? Однако стоило Иову заговорить и озвучить свои жалобы, как эти мужи нашли что сказать.

Прочитайте Иов. 4:1–11. В чем суть речи Елифаза, обращенной к Иову?

Слова Елифаза, пожалуй, могли бы стать хорошим началом для пособия по консультированию людей, переживших горе. Первую главу можно было бы озаглавить так: «Чего нельзя говорить скорбящему человеку». Хотя очевидно, что эти люди сочувствовали Иову, их сочувствие недалеко ушло. Похоже, что для Елифаза правильность богословской оценки оказалась важнее простого утешения. Трудно представить себе, что человек подходит к страдальцу, на которого обрушились те же беды, что и на Иова, и говорит: «Должно быть, ты это заслужил, ведь Бог справедлив, и так страдают только нечестивцы».

Даже если представить, что Иов действительно был наказан за свои ошибки, какой прок говорить ему об этом? Предположим, что превысивший скорость водитель попал в автомобильную аварию и потерял всю свою семью. Трудно представить себе «доброжелателя», который сообщает убитому горем человеку: «Бог наказал тебя за то, что ты превысил скорость!». Речь Елифаза вызывает вопросы не только с богословской точки зрения; гораздо хуже его нечувствительность к Иову и его переживаниям.

Вспомните моменты, когда люди утешали вас в скорби. Что и как они говорили? Как полученный опыт помогает вам утешать других людей, когда в этом есть нужда?

Елифаз не отличался тактичностью и умением проявить сочувствие. По его словам, Иову не составляло труда быть светом и утешением для других, когда дела шли хорошо. Но теперь, когда с ним приключилось зло, он «упал духом» (4:5). Тем не менее он не должен себя так вести. Бог справедлив, и поэтому несчастья постигают нас заслуженно.

Прочитайте Иов. 4:12–21. Какие аргументы приводит Елифаз Иову?

В речи Елифаза содержится множество любопытных моментов, включая те, что показывают понимание этими людьми природы и характера истинного Бога еще до появления израильской нации. Книга Иова свидетельствует о том, что знанием о Боге обладали не только патриархи и впоследствии израильтяне, но и другие люди. Здесь мы видим, как Елифаз защищает характер Бога.

То, что Елифаз услышал в «ночных видениях», было во многом здравым богословием (см. Пс. 102:14; Ис. 64:7; Рим. 3:19, 20). Мы, человеческие существа, — всего лишь прах, мы преходящи, и истребить нас так же легко, как моль. И, безусловно, нет на свете человека, который был бы праведнее Бога!

С другой стороны, его слова были банальны и не относились к делу. Вопрос был не в том, лучше ли Иов, чем Бог. Иов жаловался не на это. Он говорил о том, насколько он несчастен, как сильно страдает, а не о том, что он является праведнее Бога в том или ином отношении.

Однако Елифаз, по-видимому, именно так расценил слова Иова. Ведь если Бог справедлив и несчастье постигает только нечестивца, то, должно быть, Иов сделал что-то такое, за что теперь вынужден страдать. Следовательно, жалобы Иова беспочвенны. Стремясь защитить Бога, Елифаз читает нравоучения Иову. В своих заключениях Елифаз опирался, по его собственному убеждению, не только на коллективный опыт взаимодействия людей с Богом, но и на сверхъестественное откровение. Однако занятая им позиция не учитывала главного.

Чему мы можем научиться из этого отрывка? Даже если наше суждение верно, может ли быть так, что мы высказываем его в неподходящий момент и не самым лучшим образом?

В 5-й главе Елифаз продолжает излагать свои доводы. Он повторяет мысль, высказанную в предыдущей главе: бедствие постигает только нечестивых. Представьте себе, каково это было слышать Иову. Он знал, что это не так и что он не заслужил обрушившихся на него страданий.

Тем не менее далеко не все, о чем здесь говорит Елифаз, является ошибочным. Напротив, многие из этих мыслей повторяются в других частях Библии.

Как следующие тексты отражают настроения, выраженные в 5-й главе книги Иова?

Пс. 36:10 

Притч. 26:2 

Лк. 1:52 

1 Кор. 3:19 

Пс. 33:6 

Евр. 12:5 

Ос. 6:1 

Пс. 32:19

Многое из того, что Елифаз сказал Иову, было правильным. Он высказал много верных идей, которые перекликаются с содержанием других библейских текстов. И все же его ответ Иову был в корне ошибочным. Проблема состояла не столько в его словах, сколько в их неуместности. Истины, которые он излагал, просто не подходили к данной конкретной ситуации. (См. урок следующей недели.)

Наш мир сложно устроен. Легко, оценив в общих чертах ситуацию, бросить мимоходом несколько избитых фраз или даже несколько библейских текстов, которые, по вашему мнению, уместны в данном случае. Возможно, они действительно уместны. Но чаще всего — нет. Посмотрите на утверждение Эллен Уайт о том, что часто мы сами навлекаем на себя события, которые происходит с нами: «Никакая истина не представлена в Библии более ясно, чем та, что наши мысли и поступки взаимосвязаны: то, что мы делаем, — результат того, чем мы являемся. В большинстве случаев жизненный опыт является результатом нашего характера» (Воспитание, с. 146).

Это глубокая и важная истина. Но вы можете себе представить, что некий «доброжелатель» подходит к человеку, находящемуся в положении Иова, и читает ему приведенное выше утверждение Эллен Уайт? Было бы гораздо лучше, если бы наш «доброжелатель» прислушался к другой мысли: «Многие полагают, что они олицетворяют правосудие Божье, тогда как абсолютно не обладают Его чуткостью и Его неизмеримой любовью. Нередко люди, с которыми они обходятся строго и сурово, находятся под гнетом искушения. Сатана борется с этими душами, а резкие, безжалостные слова совсем лишают их мужества и приводят к тому, что они становятся добычей искусителя» (Э. Уайт. Служение исцеления, с. 163).

В случае с Иовом, как это часто бывает, не вся важная информация была известна Елифазу и всем остальным персонажам, включая самого Иова. Поэтому поспешность Елифаза в вынесении суждения, пусть и верного с точки зрения богословия, едва была правильной в данных обстоятельствах.

Почему следующие стихи всегда должны быть в центре нашего внимания, когда мы соприкасаемся с людьми, которых склонны считать грешниками? Мф. 7:1, 2; Рим. 2:1–3; 1 Кор. 4: 5.

Даже если бы Елифаз был прав, утверждая, что Иов сам навлек на себя эти бедствия, его слова были неосмотрительны и несвоевременны. Иов олицетворяет здесь все человечество, потому что все мы оказались вовлеченными в великую борьбу и страдаем от этого. И в определенный момент всем нам требуется сострадание и сочувствие, а не нравоучения. Конечно, есть время и место для наставлений. Но когда человек сидит на куче пепла, его жизнь разрушена, дети мертвы, а тело покрыто язвами, с наставлениями следует повременить.

Как мы увидели, Елифаз имел определенное сочувствие к Иову. Но его сочувствие вынуждено было отступить на второй план, уступив место желанию любой ценой защитить характер Бога. В конце концов, если Бог справедлив, а Иов ужасно страдает, значит, он заслужил бедствие, которое с ним произошло. «В этом и заключается Божья справедливость!» — заключил Елифаз. Поэтому Иов не должен жаловаться.

Конечно, Бог справедлив. Но это вовсе не означает автоматически, что мы увидим, как Его справедливость проявляется в любой ситуации, происходящей в греховном мире. Чаще всего мы не видим этого. Справедливость и правосудие восторжествуют, но не обязательно в настоящее время (см. Откр. 20:12). Жизнь по вере подразумевает доверие Богу, убежденность, что справедливость, которой не хватает на земле, в один прекрасный день воцарится.

Отношение Елифаза сродни отношению некоторых книжников и фарисеев к Иисусу. Они так рьяно желали быть верными и набожными, что, негодуя из-за исцелений, совершенных Господом в субботу (см. Мф. 12), упустили из виду радость людей, избавленных от недугов и страданий. Все, кто любит Бога и ревнует о Нем, должны помнить укор Христа: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять» (Мф. 23:23).

Вопросы для обсуждения:

1. Как мы можем определить, когда человеку требуется сострадание и сочувствие, а когда — наставление и порицание? Почему лучше лишний раз проявить сострадание и сочувствие по отношению к тем, кто страдает, пусть даже из-за собственных грехов и проступков?

2. Прочитайте еще раз речь Елифаза к Иову в главах 4 и 5. В какой ситуации эти слова были бы более подходящими, чем здесь?

3. Предположим, что вы — друг Иова. Вы пришли к нему и видите, что он сидит на куче пепла. Что бы вы сказали ему и почему? Если бы вы были на его месте, что бы вы хотели услышать от других?