Великодушие Давида

После смерти Самуила Давид только несколько месяцев жил в покое. Снова ушел он в пустыню к зифеям, но эти враждебно настроенные люди, надеясь приобрести благоволение царя, сообщили ему о местонахождении Давида. Это известие вновь пробудило в сердце Саула демона гнева. Вновь он собрал своих людей и отправился с ними в погоню за Давидом. Но друзья сообщили Давиду, что Саул снова преследует его, и, взяв с собой несколько человек, Давид направился узнать, где находится враг. Была ночь, когда, осторожно пробираясь вперед, они наткнулись на лагерь Саула и увидели расставленные палатки царя и его свиты. Никто не заметил их, весь лагерь был погружен в сон. Давид предложил своим людям пойти с ним в самую середину стана врагов. На вопрос: «Кто пойдет со мною к Саулу в стан?» Авесса тут же ответил: «Я пойду с тобою»…

Скрываясь в тени холмов, Давид и его помощник вошли в стан врага. Желая узнать точную численность противника, они натолкнулись на спящего Саула, его копье было воткнуто в землю, а в изголовье стоял кувшин с водой. Рядом лежал Авенир, главный военачальник, вокруг крепко спали солдаты. Авесса поднял копье и сказал Давиду: «Предал Бог ныне врага твоего в руки твои; итак позволь, я пригвожу его копьем к земле одним ударом, и не повторю удара». Он ждал разрешения, но в ответ послышался шепот: «Не убивай его; ибо кто, подняв руку на помазанника Господня, останется ненаказанным?.. Жив Господь! пусть поразит его Господь, или придет день его, и он умрет, или пойдет на войну и погибнет; меня же да не попустит Господь поднять руку мою на помазанника Господня. А возьми его копье, которое у изголовья его, и сосуд с водою, и пойдем к себе. И взял Давид копье и сосуд с водою у изголовья Саула, и пошли они к себе; и никто не видел, и никто не знал, и никто не проснулся, но все спали; ибо сон от Господа напал на них». Как легко может Господь ослабить сильнейшего, лишить благоразумия мудрейшего и усыпить внимание самого бдительного человека! Удалившись на безопасное расстояние, Давид встал на вершину холма и закричал громким голосом, обращаясь к народу и Авениру: «Не муж ли ты, и кто равен тебе в Израиле? Для чего же ты не бережешь господина твоего, царя? Ибо приходил некто из народа, чтобы погубить царя, господина твоего. Не хорошо ты это делаешь; жив Господь! вы достойны смерти за то, что не бережете господина вашего, помазанника Господня. Посмотри, где копье царя и сосуд с водою, что были у изголовья его? И узнал Саул голос Давида, и сказал: твой ли это голос, сын мой Давид? И сказал Давид: мой голос, господин мой царь. И сказал еще: за что господин мой преследует раба своего? что я сделал? какое зло в руке моей? И ныне пусть выслушает господин мой царь слова раба своего». С уст царя снова сорвалось признание: «Согрешил я; возвратись, сын мой Давид; ибо я не буду больше делать тебе зла, потому что душа моя была дорога ныне в глазах твоих; безумно поступал я, и очень много погрешал». И отвечал Давид: «Вот копье царя; пусть один из отроков придет и возьмет его». Хотя Саул и обещал: «Я не буду больше делать тебе зла», все же Давид опасался его…

Второй раз Давид почтительно отнесся к царской жизни, и это произвело глубокое впечатление на Саула и вырвало из его груди смиренное признание собственной вины. Он был изумлен и покорен такой добротой. Расставаясь с Давидом, Саул воскликнул: «Благословен ты, сын мой Давид: и дело сделаешь, и превозмочь превозможешь». Но сын Иессея не рассчитывал, что царь будет долго находиться в таком расположении духа…

Давид потерял всякую надежду помириться с Саулом. Казалось, он неминуемо, в конце концов, падет жертвой злобы царя, и это побудило его вновь искать убежища в филистимской земле. Имея под своим началом шестьсот человек, он отправился к Анхусу, Гефскому царю…

Давид решил, что Саул непременно исполнит свое кровожадное намерение, хотя на то не было никаких указаний от Бога. Даже когда Саул составлял заговор и старался убить его, Господь трудился, чтобы царство все же досталось Давиду. Бог осуществляет Свои планы, хотя для человеческих глаз они и облечены тайной. Люди не могут уразуметь путей Божьих, они рассуждают поверхностно, воспринимая все испытания, искушения, трудности, которые по воле Божьей постигают их, как нечто враждебное и гибельное. Так судил и Давид, не вникая в суть, не думая об обетовании Божьем. Он сомневался в том, что будет царем. Продолжительные испытания ослабили его веру и истощили терпение.

Хотя вера Давида в обетования Божьи иногда колебалась, он всегда помнил, что Самуил помазал его в цари над Израилем. Он вспоминал победы, которые Бог помог ему одержать над врагом в прошлом. Он размышлял над великой милостью Божьей, охраняющей его от руки Саула, и твердо решил не изменять своему священному поручению. Даже, несмотря на то, что израильский царь хотел убить его, он не присоединился к врагам своего народа.

Э. Уайт, Патриархи и пророки, глава 65

Администрация сайта оставляет за собой право утверждать и отклонять комментарии, и не будет в состоянии ответить на запросы относительно этого. Пожалуйста, пишите все комментарии в уважительной и вежливой форме по отношению к авторам и посетителям сайта.