Открыть для себя нечто новое и найти междисциплинарные темы: какие задачи решает современная теология?

События 10.12.2020

Сегодня теология как научная отрасль получает признание в российских вузах, а вопросы ее преподавания начинают широко обсуждаться на международных конференциях, участниками которых становятся представители разнообразных научных направлений. В интервью для сайта СПбГУ ректор Заокского университета Церкви христиан-адвентистов седьмого дня Борис Протасевич рассказал о том, где смогут найти себя выпускники теологических образовательных программ и как могут взаимодействовать в области их подготовки светские и духовные учебные заведения.

Почему, на ваш взгляд, в российском академическом сообществе теологию стали признавать относительно недавно? И чем отличается взаимодействие ученых-теологов с различными представителями академических направлений в России и за рубежом?

Одна из причин заключается в том, что до революции в наших университетах не сформировалось теологическое образование. Как мы знаем, Санкт-Петербургский университет был основан в 1724 году вместе с Академией наук по указу Петра Первого, который за время своего 30-летнего правления провел ряд серьезных реформ, оказавших сильное влияние на развитие России, и в частности высшего образования. Первыми профессорами, приезжавшими в Россию по приглашению Петра Алексеевича и следующих правителей, были католики и отчасти протестанты, а поскольку страна была православной, теологию (или, как ее тогда называли, богословие) преподавали в основном в духовных училищах, семинариях. В связи с этим университеты стали в большей степени светскими учебными заведениями. Советский же период ознаменовался ленинским декретом об отделении церкви от государства и привел к господству атеистической идеологии. Естественно, это не давало никакой возможности появления теологического образования в научной среде, а людей верующих зачастую вообще называли мракобесами. Целое поколение отечественной профессуры было взращено на принципах марксистско-ленинской идеологии, и, прежде чем мы могли хотя бы даже начать говорить о признании теологии наукой, оно должно было смениться.

Говоря об отличиях от зарубежных коллег, следует отметить, что на Западе взаимодействие ученых-теологов с различными представителями академических направлений сложилось давно. Более того, западные университеты появлялись и формировались как раз на базе теологии: первыми факультетами были факультеты теологии, медицины, философии и права. Как мы видим, фундамент для совместной работы закладывается уже тогда, при появлении первых европейских университетов. У нас же такой традиции не было, поэтому взаимодействие носит подчас неровный, осторожный характер, можно сказать, идет зондирование почвы. Кроме того, некая двусмысленность трактовки закона о свободе совести и о религиозных объединениях также не позволяет говорить о нормальном взаимодействии теологии и светских ученых. Также я хотел бы обратить внимание на еще один момент. Западная и восточная церковь отличаются своим характером богословия. Западная более реалистична: возьмем в качестве примера «Сумму теологии» Фомы Аквинского, она четко представлена и логично выверена. А теология восточной церкви по своей природе более мистична, что уже является фактором, препятствующим появлению теологии в университете, — разве могли светские ученые воспринимать мистическое богопознание? Все это, на мой взгляд, и является причиной того, что теологию в нашей академической среде стали признавать относительно недавно.

Могут ли, как вам кажется, сотрудничать светское и духовное учебные заведения? Каких результатов они могут достигнуть вместе?

Светские и духовные образовательные системы не просто могут, а должны взаимодействовать, обогащая друг друга посредством обмена опытом, информацией, образовательными методиками и технологиями. Учебные учреждения, созданные церковью, стремятся к повышению качества образования, созданию такой среды, которая содействует раскрытию личностного потенциала, формированию духовно-нравственных качеств, созиданию активной жизненной позиции обучающихся. Воспитательные методы, основанные на взаимном уважении и поддержке, способы профилактики разрушающих физическое и психологическое здоровье детей привычек могли бы обогатить практику светских учебных заведений. Поэтому взаимодействие религиозных и светских образовательных учреждений будет способствовать повышению эффективности их усилий, приобщению молодежи к здоровому образу жизни, к высоким морально-этическим ценностям, формированию здоровых привычек, привитию вкуса к эстетическим ценностям и культурным традициям нашей страны.

Какие направления сотрудничества с Санкт-Петербургским университетом вы считаете наиболее перспективными?

Прежде всего это работа над созданием паспорта специальности «теология протестантизма». Мы планируем начать с разработки магистерской программы, соответствующей федеральным государственным стандартам, и уже подали первый проект образовательной программы для ознакомления в СПбГУ. Кроме того, в России нет аспирантуры и докторантуры по протестантскому богословию, и многие наши преподаватели были вынуждены получать научные степени за границей. Хотелось бы, чтобы в будущем доктора наук в богословии могли пройти повторную защиту на базе Санкт-Петербургского университета и получить уже российскую степень.

Также мы договорились с ректором Университета Николаем Кропачевым о создании в СПбГУ библиотеки Заокского университета. Она будет включать литературу по разным направлениям — естественному систематическому богословию, различным взглядам на комментарии к Священому Писанию, издания, касающиеся вопросов воспитания детей, философии образования, и многие другие книги, которые мы хотим передать в рамках нашего соглашения. Мы подготовили около 150 экземпляров и сейчас решаем вопрос о том, как они будут доставлены в СПбГУ.

Еще одной областью сотрудничества станет совместное проведение научно-практических конференций и выпуск публикаций наших ученых в изданиях СПбГУ и Заокского университета.

Как выдумаете, какие перспективы откроются перед теми, кто освоит специальность «теология протестантизма»?

Наука не может существовать в рамках отдельно взятой страны, и сегодня предпринимаются серьезные усилия для интеграции российской науки в мировое научное сообщество, где она должна занять, на мой взгляд, достойнейшее место. Протестантизм ― это вторая по численности конфессия в мире после католичества. Протестантскими учеными-богословами создано множество фундаментальных трудов по теологии, поэтому невозможно всерьез говорить о христианской теологии в целом, не учитывая это огромное богословское наследие.

Перспективы для выпускников открываются прежде всего в фундаментальных исследованиях в сфере государственно-конфессиональных отношений, взаимодействия государственных организаций с религиозными организациями, в том числе протестантскими деноминациями, и, конечно же, в сфере экспертно-консультативной деятельности. Хотел бы отметить, что еще восемь лет назад, по заключению известного религиоведа Романа Лункина, около 18 % от числа всех зарегистрированных религиозных объединений были протестантскими. На 2014 год в России насчитывалось около трех миллионов протестантов. На мой взгляд, это достаточно большое количество людей, которые ходят в церковь не от случая к случаю, а еженедельно посещают богослужения и стараются вести достойный духовно-нравственный образ жизни. В нашей стране действует несколько протестантских учебных заведений, и появление паспорта по протестантской теологии, создание программ магистратуры и аспирантуры поможет готовить для них научные кадры.

На пленарном заседании конференции «Теология в научно-образовательном пространстве: задачи и решения» с докладами выступали не только богословы, но и ученые. Как, на ваш взгляд, могут реализовать себя в теологии уже состоявшиеся научные работники?

Знаете, я долго думал над этим вопросом. Герман Греф однажды высказал такую мысль, что каждые десять лет мы должны менять сферу деятельности и пробовать себя в чем-то новом. Например, историк может начать изучать финансы, а экономист — философию. Я считаю, что наши ученые тоже должны в этом плане расти. Например, преподаватели философии и истории могут попробовать посмотреть на некоторые вопросы, которые они изучали много лет, с богословской позиции и найти междисциплинарные темы для исследований. Теология ― не просто одна из наук, это духовное исследование человека. Нет предела для совершенствования, и иногда даже светские ученые могут открыть для себя нечто новое в теологии и богопознании.

СПбГУ и Заокский университет Церкви христиан-адвентистов седьмого дня в будущем также планируют работать над совместной организацией и проведением конференций. Какие вопросы вы хотели бы обсудить на этих площадках? Ученые из каких отраслей науки получат приглашение принять участие в дискуссиях?

Думаю, надо начать с таких тем, которые бы проливали свет на историю протестантского течения в России, например, одну из них можно сформулировать как «Протестантизм в российском обществе: история и современность». Очень важно формировать мировоззрение, способствующее устойчивому, бесконфликтному развитию российского общества и создающее позитивную повестку на будущее, особенно в нашем многонациональном и поликонфессиональном государстве. А вот что касается привлечения специалистов, то думаю, что можно приглашать не только философов или историков, но и религиоведов, и социологов. Научные конференции представляют широкое поле для обсуждения разнообразных вопросов — например, взаимодействия светского и религиозного образования в рамках решения острейших социальных проблем — воспитания детей, утверждения традиционных ценностей и здорового образа жизни. Мы могли бы организовать совместное проведение социологических опросов, касающихся религиозной свободы, а затем представить их результаты к обсуждению на научной конференции. Конечно, нам интересны филологи и востоковеды, поскольку наш университет готовит в том числе и переводчиков, а на богословском факультете наши студенты изучают древние языки.

Расскажите, где сегодня работают ваши выпускники? В своем выступлении на конференции вы упоминали, что они могут стать не только служителями церкви, но и преподавателями школ.

Заокский университет сформировался на базе Заокской духовной академии, выросшей из Заокской семинарии, и открытого в 2003 году Заокского христианского гуманитарно-экономического института. Раньше мы готовили служителей церкви и капелланов, которые могут работать в больницах и посещать тюрьмы, поскольку в то время религиозным образовательным организациям нельзя было выпускать других специалистов, а в 2017 году получили аккредитацию на всю расширенную группу педагогики. Это очень важно для нас и связано в первую очередь с тем, что мы как церковь придаем большое значение образованию. На сегодняшний день в мире существует 115 высших учебных заведений Адвентистской церкви и большое количество школ. Поэтому перед нашим университетом была поставлена задача готовить педагогические кадры, которые соответствовали бы всем морально-этическим и духовно-нравственным нормам педагога. Сегодня наши выпускники работают в светских и церковных общеобразовательных школах, в музыкальных учебных заведениях, а некоторые выбирают профессию переводчика и устраиваются на работу в фирмы, где требуется знание иностранных языков.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *